Город Балашиха Московская область

К 290-летию со дня рождения Александра Васильевича Суворова. Один

К 290-летию со дня рождения Александра Васильевича Суворова. Один
К 290-летию со дня рождения Александра Васильевича Суворова.
Один год в жизни Суворова.

Русско-турецкая война, начавшаяся в 1768 г., подходила к завершению. П.А.Румянцевым уже были выиграны главные сражения при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле. А в 1773 году своими победами блистал Суворов.
В апреле 1773 г. А.В.Суворов, находившийся до этого в Финляндии, просил зачислить его действующую армию на театре турецкой войны. Ему шел сорок третий год, он имел чин генерала-майора. Представившись в Яссах главнокомандующему П.А.Румянцеву, Суворов получил назначение в дивизию генерал-поручика графа Салтыкова, который послал его с небольшим отрядом войск наблюдать за турками в Туртукае, сильно укрепленном городке на противоположном берегу Дуная. 6 мая А.В.Суворов прибыл в монастырь Негоешти на левом берегу Дуная, напротив Туртукая. Произведя разведку на Туртукай, обнаружил отряд турок численностью 900 человек, напал на него и обратил неприятеля в бегство.10 мая П.А.Румянцев дал приказ Суворову отступить от Туртукая. Но Суворов со своим отрядом, не приняв приказа главнокомандующего, в этот день взял штурмом крепость Туртукай. В час ночи, чтобы скрыть от противника малочисленность своего отряда, Суворов с двумя полками пехоты на лодках форсировал Дунай и высадил десант, который сразу перешёл в атаку. Суворов сам вёл солдат на приступ, был сильно ранен в ногу, разорвавшейся турецкой пушкой. Атака была завершена к четырём часам утра. Суворов вывел из Туртукая всех христиан – болгар, армян и греков – и сжег город дотла. Существует рассказ о том, что в донесении П.А.Румянцеву было две строчки: «Слава Богу! Слава Вам! Туртукай взят, и я там». И, якобы Румянцев, взбешенный самовольностью Суворова, вызвал его в главную квартиру. После строгого выговора Суворов был лишён командования, отдан под военный суд и осужден на смерть за ослушание. Румянцев отправил Екатерине в оригинале стихотворное донесение Суворова вместе с приговором суда. Екатерина в ответ написала Румянцеву: «Победителя судить не должно» и пожаловала Суворову орден Св. Георгия 2-го класса «за храброе и мужественное дело». Румянцев вынужден был смягчить участь Суворова, перевёл его в главный корпус и поручил самое опасное дело – охрану Гирсова. Румянцев одним из лучших своих генералов называл Суворова, но не мог терпеть своеволия. Беспрекословное повиновение – основной закон войны. Суворов признавал свою вину и говорил, что в древнем Риме подвергся бы наказанию (т.е. без суда по приказу консула, был бы казнен, или высечен розгами на виду у всей армии, - так строги были военные законы свободного Рима); зато победа была неразлучна с их знаменами», - вспоминали современники.
Рапорт А.В.Суворова Ивану Петровичу Салтыкову был более подробным: «Счастием ее императорского величества, победоносным оружием город Туртукай 9-го числа ночи на десятое взят и выжжен, а за малоимением времени подробного рапорта теперь прислать не могу; Астраханского пехотного полку капитана Братцова посылаю со взятыми шестью знаменами». 4 июня у Суворова сказалось ранение, полученное при взятии Туртукая, и он испросил у Салтыкова отпуск и отъехал в Бухарест. Но уже 17 июня Суворов осуществил второй разведывательный набег на Туртукай и опять захватил его.
В ночь на 3 сентября отряд А.В.Суворова, оставленный у крепости Гирсово, был атакован 10-тысячным отрядом турок. «Велел я делать разные притворные виды нашей слабости»,- писал Суворов. Противник был введен в заблуждение и думал о легкой победе. На пушечный выстрел подошли турки к крепости. Турецкая армия встала у стен, ожидая подхода пехоты. Известные полководцы Франции обучали турецких солдат, поэтому и выстроилось войско в три ряда с кавалерией на флангах. А.В. Суворова такое положение войск противника изрядно рассмешило. Крепость обороняли три тысячи солдат. Неприятельское войско насчитывало десять тысяч воинов. Суворов задумал подманить турок поближе к крепости. Он высылает навстречу противнику казачий отряд. В их задачу входило завязать перестрелку, а затем якобы в панике бежать. Турецкие воины воодушевились и развернулись перед крепостными стенами параллельно Дунаю. Турецкие пехотинцы почти вплотную подошли к стенам Гирсово, но русские пушки молчали. Амбразуры были замаскированы, и турки полагали, что город защищает только пехота. Османы пошли на штурм. Стремительно атаковавшие турки не сразу заметили дула орудий. Ружейные выстрелы и залпы картечи положили турецких солдат на подступах к крепости. Суворов бросил русских пехотинцев в штыковую атаку на турецкую кавалерию. Пехоту турок стирала с лица земли русская кавалерия. Такое ведение боя, не укладывалось ни в какие рамки. В этом был весь великий полководец Суворов. Турки не выдержали натиска. Янычары срывали с себя одежду, чтобы легче было бежать, и покидали поле боя в полуголом состоянии. Казаки гнали турецкую кавалерию ещё на протяжении тридцати километров. 1500 турецких солдат было убито. Из строя вышло в этом бою менее двухсот русских, включая раненных. «Победа была совершенная», - писал А.Суворов. П.А. Румянцев приказал отслужить во всей армии благодарственный молебен и обратился к Суворову с письмом: «За победу, в которой признаю искусство и храбрость предводителя и мужественный подвиг вверенных вам полков, воздайте похвалу и благодарение именем моим всем чинам, трудившимся в сем деле». Конец этого года в жизни Суворова был ознаменован еще одной победой, но уже на личном фронте. 22 декабря после помолвки, состоявшейся 18 декабря, Суворов обручился с Варварой Прозоровской, из родовитой семьи потомственных военных. К тому же, она была племянницей Екатерины Михайловны Румянцевой (сестра ее матери). Таким образом, Суворов и Румянцев, хоть и отдаленно, но породнились. Жениху было 43 года, невеста на 20 лет моложе. В этот день он писал П.А.Румянцеву: «Вчера я имел неожидаемое мною благополучие быть обрученным с Княжною Варварою Ивановною Прозоровской по воле Вышнего Бога!». И тут же следовала просьба разрешить задержаться долее дозволенного отпуска, с обещанием вернуться к армии сразу по окончании связанных с женитьбою хлопот.
Все то лучшее, что проявлял Суворов в своих победных сражениях, было взято им и у фельдмаршала П.А.Румянцева-Задунайского. Граф Федор Васильевич Ростопчин был обожателем Суворова, и в письмах своих он всегда отзывался о Суворове с величайшим восторгом. В одном из писем к Е.Б.Фуксу, секретарю Суворова, Ростопчин написал: «Участь ваша завидна; вы служите при великом человеке. Румянцев был Герой своего века, Суворов Герой всех веков». Фукс вспоминал: «Когда Я прочитал сие князю. «Нет! Отвечай ему, - сказал он, - Суворов ученик Румянцева».
23 просмотра

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!