Город Балашиха Московская область

В 70-е и 80-е годы в посёлке Заря Балашихинского района жил и работал прославленный ас времён Великой Отечественной войны, дважды

В 70-е и 80-е годы в посёлке Заря Балашихинского района жил и работал прославленный ас времён Великой Отечественной войны, дважды
В 70-е и 80-е годы в посёлке Заря Балашихинского района жил и работал прославленный ас времён Великой Отечественной войны, дважды Герой Советского Союза Николай Дмитриевич Гулаев. О нём до сих пор помнят местные жители, которые предлагают увековечить имя Героя в городском округе Балашиха. А в 2017 году интересное исследование о Николае Гулаеве учеников балашихинской школы №15 было признано лучшим на краеведческой конференции «Моя малая Родина».
Николай Дмитриевич Гулаев родился 26 февраля 1918 года в станице Аксайская Черкасского округа области Войска Донского (ныне город Аксай Ростовской области). В декабре 1940 года окончил Сталинградское военное авиационное училище в звании младшего лейтенанта и служил лётчиком 423-го авиаполка в Западном особом военном округе.
Первая звёздочка на фюзеляже «Яка» старшего лейтенанта Гулаева появилась в августе 1942-го. Под вой воздушной тревоги он, без приказа начальства, взлетел ночью на перехват и сбил бомбардировщик «Хейнкель». Реакция командира на его победу была необычной: за этот бой молодого офицера «наградили» выговором и… представили к ордену.
В то же году группа истребителей под командованием Гулаева, вылетев на патрулирование, встретила более 20 Ju-87, шедших без прикрытия на штурмовку наших войск. В завязавшейся схватке Николай Гулаев сбил лидера вражеской группы. Чуть позже в небе появилась новая группа бомбардировщиков Ju-87 – 36 самолётов теперь уже под охраной восемнадцати истребителей Ме-109. Несмотря на огромное преимущество в силах противника наши лётчики атаковали, врезались в строй вражеских бомбардировщиков и сбили пять самолётов, принудив к бегству остальных.
В январе 1943 года Николай Гуляев окончил Курсы усовершенствования и был направлен в 27-й истребительный авиаполк, где служил заместителем командира и командиром эскадрильи.
Безусловно, он был лётчиком от Бога: умный, ловкий, внимательный, меткий. Невысокого роста, крепкий, скорый на острое словцо, Гуляев стал настоящим воздушным бойцом.
– Это был выдающийся летчик, – считает историк авиации Николай Бодрихин. – Например, над двухмоторными самолетами он одержал больше побед, чем кто-либо другой. Кожедуб сбил пять, а Гулаев – более десяти двухмоторников.
Отличился Гулаев и в ходе Курской битвы. В первой же своей схватке 14 мая 1943 года, отражая налёт на аэродром Грушка, Николай Гулаев в одиночку вступил в бой с тремя бомбардировщиками Ju-87, прикрываемыми четырьмя истребителями Ме-109. Разогнав самолёт на малой высоте, Гулаев сделал фирменную «горку» и, приблизившись к ведущему бомбардировщику, с первой же очереди сбил его. Стрелок второго «Юнкерса» открыл огонь, тогда Гулаев сбил и его. На пути оказался третий бомбардировщик, но тщетно наш ас жал на гашетки – патроны закончились. Тогда Гулаев решил пойти на таран. Левым крылом своего «Яка» он ударил по правой плоскости «Юнкерса» и тот рассыпался на части. Но и истребитель Гулаева вошёл в штопор. Несмотря на это летчику удалось выровнять самолёт и посадить его у переднего края.
Удивительно, но Гулаев даже не был ранен, хотя подоспевшие бойцы-пехотинцы в буквальном смысле вынесли его из самолёта и хотели уже доставить в медсанбат. За этот подвиг Н.Д. Гулаев был награждён орденом Красного Знамени.
Всего же, на Курской дуге летчик-ас уничтожил 17 вражеских самолётов. В одном из боёв четвёрка истребителей, ведомая Гулаевым, внезапно и смело атаковала группу из… 100 самолётов противника! Наши лётчики сбили четыре бомбардировщика и два истребителя немцев, не имея при этом потерь. Всего же в тот же день звено Гулаева уничтожило 16 вражеских самолётов!
31 мая 1944 года Николай Гулаев был ранен в правую руку, но вскоре вернулся в полк. А 9 июля, в районе Белгорода, он совершил свой второй таран и вновь выжил – благополучно приземлился на парашюте.
К тому времени его полк перевооружили. На смену «Якам» пришли американские самолёты «Аэрокобра», поставляемые тогда по ленд-лизу. Новый истребитель показал себя в полной мере – в первом же бою Николай Гулаев уничтожил очередной самолёт противника, а ещё через два дня сбил бомбардировщик Ju-88.
За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1943 года старшему лейтенанту Николаю Дмитриевичу Гулаеву было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
К тому времени летчик-ас уже сбил 27 вражеских самолётов. Но на этом не собирался останавливаться, поэтому на митинге по случаю присвоения ему звания Героя Советского Союза дал товарищам слово удвоить это число.
Его боевой опыт изучался, был востребован. Николая Дмитриевича попросили рассказать об этом. Во фронтовой газете «Крылья победы» он написал следующее: «Хоть ты одержал несколько побед, однако не думай, что уже достиг совершенства, стал первоклассным лётчиком - истребителем. Пока ты сидишь и самоуверенно подсчитываешь свои победы, противник обгонит тебя, он найдёт то новое, что по своей самонадеянности упустил ты, и в очередном поединке поймает тебя на хитром манёвре».
Умудренный боевым опытом, Гулаев был сторонником наступательной тактики. При встрече с любым по численности противником он стремительно нападал и навязывал ему воздушный бой, обрушивая на врага всю мощь огня.
Гулаев продолжал летать, в том числе на «свободную охоту». В одном из таких вылетов в ноябре 1943 года, уже в небе Украины, ему посчастливилось уничтожить сразу две «рамы» – так в армии называли самолёт-разведчик FW-189, который особенно не любили советские пехотинцы.
В дальнейшем Николай Гулаев участвовал в Кировоградской, Корсунь-Шевченковской, Уманско-Ботошанской, Львовско-Сандомирской и Сандомирско-Силезской операциях.
В начале 1944 года Гулаева назначают командиром эскадрильи. В этом качестве он принимал участие в освобождении Правобережной Украины. В одном из боёв над рекой Прут во главе шестёрки истребителей P-39 Гулаев атаковал 27 бомбардировщиков противника, шедших в сопровождении восьми истребителей.
Оценив обстановку, Гулаев принял дерзкое решение: самому в составе двух пар атаковать бомбардировщики, а паре другого лётчика – Петра Никифорова – связать боем истребители прикрытия. За четыре минуты боя было уничтожено одиннадцать вражеских машин, из них пять – лично Гулаевым. Основная задача – не дать противнику сбросить бомбы на наши войска – была успешно выполнена.
После этого боя Николаю Гулаеву решили предоставить небольшой отдых, и он решил навестить родных. Однако радости эта поездка не принесла – фашисты повесили его отца, простого слесаря, не успевшего уехать в эвакуацию. К счастью, чудом выжили мать и сестра. Николай прошёлся по разоренной станице, послушал рассказы земляков о пережитых ими во время оккупации страданиях и издевательствах, которым они подвергались. С тяжёлым сердцем Гулаев уезжал в полк, а когда вернулся, друзья не узнали в нем прежде смешливого, всегда готового к шутке комэска. Перед ними стоял хмурый, хлебнувший горя человек…
Теперь Гулаев дрался с фашистами с ещё большим остервенением. За две недели боёв в апреле 1944 года он сбил десять самолётов противника, в том числе 25 апреля под Дубоссарами (что в Молдавии) уничтожил сразу четыре вражеских «Фоккера». Пощады фашистам он не давал…
О том бое он подробно писал: «Я обнаружил группу самолётов, идущих под облаками… Поравнявшись на встречных курсах, я атаковал одну группу двумя парами с правым разворотом с дистанции 150 - 200 метров и сбил один FW-190. При выходе из атаки боевым разворотом вправо я снова атаковал FW-190, который загорелся и отвесным пикированием пошёл к земле. Противник, видя горящие самолёты, стал уходить. При развороте один самолёт подставил мне живот, я молниеносно открыл огонь и сбил третьего FW-190... При выходе в сторону облачности на меня свалился из облаков один FW-190, подставив свой хвост, в результате чего был сбит. Таким образом, на моём счету появился ещё один сбитый самолёт – четвёртый. Боекомплект мой был израсходован полностью, но из боя я не выходил, а делал ложные атаки, пугая немецких лётчиков. Наша шестёрка вернулась на свой аэродром без потерь и существенных повреждений... В этом воздушном бою было сбито 7 FW-190 и 4 Ме-109».
К тому времени Гулаев уже был опытным асом, о котором прекрасно знали в войсках. Внезапные атаки, умелые маневры, прицельный огонь с близкой дистанции – вот отличительные черты его боевого стиля. Ему не было равных в воздушном бою, что и доказал очередной случай в украинском небе.
Повадился летать над советским аэродромом, где базировался полк Николая Гулаева, немецкий истребитель. Вёл разведку, при этом неизменно появлялся ровно в 11 часов утра. Гулаев решил во что бы то ни стало сбить пунктуального нахала. В 10 часов 50 минут он запустил мотор «Аэрокобры», взлетел, набрал высоту и, отойдя чуть в сторону, стал ждать. Ровно в 11:00 над аэродромом появился немецкий самолёт. Гулаев ринулся на врага прямо в лоб, но тот повернул и начал ловко уходить от противника. На немецком самолёте гордо красовался «Пиковый Туз», свидетельствующий о том, что за штурвалом – ас. Николаю удалось-таки зайти в хвост вражеского истребителя и сбить его. Ас был повержен!
А через некоторое время немецкого пилота доставили в штаб. Им оказался полковник, награждённый четырьмя Железными Крестами. «Я был во Франции, Италии. Везде мне везло, а тут, на русском фронте, оказался сбитым. Хотелось бы видеть того, кто это сделал...» – сказал он. Вошел Николай Гулаев – молодой человек, не очень высокого роста, неброской внешности. Немецкий ас был, мягко говоря, очень удивлён…
Войска 2-го Украинского фронта форсировали реку Прут и создали на ее западном берегу плацдарм. Свой очередной подвиг Николай Гулаев совершил 30 мая 1944 года над селом Скулень в Молдавии. Здесь он за один день сбил сразу пять вражеских самолётов: два Ме-109, Hs-126, Ju-88 и Ju-87. При этом Ju-87 и Ме-109 он сбил в одной атаке своим «фирменным приёмом» – резко развернул свой истребитель после смертоносной очереди по «Юнкерсу» навстречу атакующему его истребителю. Но и сам Гулаев пострадал от огня противника – он был серьёзно ранен в правую руку. Казалось всё, не вырваться, но Николай сумел посадить свою «Аэрокобру» на аэродром, после чего потерял сознание. Пришёл он в себя только в госпитале, где ему сделали операцию.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1944 года гвардии капитан Николай Дмитриевич Гулаев был награждён второй медалью «Золотая Звезда». Но узнал об этом он только после операции…
Залечив раны, Гулаев возвращается в строй. Его назначают штурманом 129-го гвардейского истребительного авиаполка и присваивают звание майора. Он продолжает активную боевую практику – три дня подряд (10, 11 и 12 августа) сбивает в боях по самолёту противника. А свой последний боевой вылет Николай Гулаев выполнил в Польше 14 августа 1944 года, после чего его направляют на учёбу в Военно-воздушную академию.
Всего за время войны Гулаев совершил 250 боевых вылетов на истребителях МиГ-3, Як-7Б, Як-1 и Р-39 «Аэрокобра», сбил лично 55 и в составе группы пять самолётов противника.
Некоторые источники утверждают, что Гулаев в 1944 году был представлен к третьей звезде Героя, но представление «завернули» за то, что он якобы устроил дебош в московском ресторане.
Историки военного искусства называют Гулаева «лучшим лётчиком-снайпером двадцатого столетия». Он поставил абсолютный рекорд по боевой эффективности – соотношению боев к числу сбитых самолетов. Как подсчитали исследователи, у Ивана Кожедуба эффективность составляла 0,5, у немецкого аса Эрика Хартмана – 0,4, тогда как у Гулаева – 0,8. По свидетельствам сослуживцев, фактических побед у него было значительно больше, но он «раздарил» их семейным товарищам, дети которых голодали в тылу: ведь за сбитые самолёты врага тогда неплохо платили. Приземлившись после результативного боя, он порой говорил: «Запишите сбитого фашиста на счёт моего ведомого, это он его уничтожил».
После войны Николай Дмитриевич Гулаев занимал руководящие должности в Войсках ПВО страны. В 1950 году окончил Военно-воздушную академию в Монино, после чего командовал истребительным авиаполком на Высших офицерских лётно-тактических курсах.
Затем он служил в отделе боевой подготовки истребительной авиации ПВО страны, был командиром 133-й истребительной авиационной дивизии ПВО, освоил многие типы реактивных боевых машин. Только на МиГ-21 летал до 1967 года.
В 1960 году Гулаев окончил Военную академию Генштаба, служил командиром 15-й дивизии ПВО, а в 1963-1966 годах был командиром 2-го корпуса ПВО. С ноября 1966 года – 1-й заместитель командующего, а в сентябре 1968 – ноябре 1974 – командующий 10-й отдельной армией ПВО в городе Архангельске.
Эта армия тогда была самая сильная и самая мощная в системе ПВО СССР.
– Главное направление пролета американских бомбардировщиков и крылатых ракет шло через Север, – рассказал председатель архангельского регионального отделения союза ветеранов ПВО Сергей Зеленин. – Под руководством Гулаева здесь создавалась сеть аэродромов и радиолокационных станций. Это грандиозная работа.
Полковник Георгий Мадлицкий, бывший офицер штаба 10-й армии ПВО, отмечал: «Гулаев имел высочайший авторитет, хотя не любил рассказывать о своих военных подвигах. С одной стороны он был очень требовательным и жестким офицером, который на дух не переносил в армии бездельников и разгильдяев. С другой стороны он с большим вниманием относился к людям, стараясь всеми способами помочь им, улучшить условия жизни и прохождения службы».
В 1973 году норвежские экологи подняли шум по поводу того, что военнослужащие 10-й армии ПВО занимаются браконьерством и отстреливают белых медведей, которые охранялись законом. Оказалось, что генерал Гулаев после двух нападений белых медведей на солдат самовольно отдал приказ отстреливать этих опасных животных при приближении к воинской части. Ну что тут скажешь?
В 1974-1976 годах Н.Д.Гулаев – заместитель главнокомандующего Войсками ПВО страны по боевой подготовке, в 1976-1979 годах – помощник командующего войсками Московского округа ПВО по вооружению. В это время он жил и работал в посёлке Заря Балашихинского района.
По воспоминаниям сослуживцев, среди офицеров ходили упорные слухи о том, что у Гулаева в Москве имелись высокопоставленные недоброжелатели и что он вполне мог бы стать главнокомандующим войсками ПВО, однако кто-то тормозил его продвижение по карьерной лестнице.
С ноября 1979 года генерал-полковник авиации Н.Д.Гулаев – в запасе. После отставки он достаточно долго жил на даче в посёлке Заря (в так называемом, «старом кооперативе»). Ушёл из жизни Николай Дмитриевич неожиданно. Его сердце перестало биться 27 сентября 1985 года. Это произошло на автобусной остановке через дорогу от поликлиники в поселке Заря Балашихинского района. До неё оставалось всего несколько шагов…
Похоронен Н.Д.Гулаев на Кунцевском кладбище в Москве. Бронзовый бюст дважды Героя установлен в городе Аксай Ростовской области. В Москве, Архангельске и Ярославле на домах, в которых он жил, установлены мемориальные доски. Его именем названы улица и гимназия в городе Аксай, а также улица и детский оздоровительный лагерь в городе Анапа Краснодарского края.
336 просмотров

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!