Город Балашиха Московская область

Советская 143900 Россия, Московская область, Балашиха +79267800636

Интервью с Федором Емельяненко В интервью корреспондентам спортивной редакции ИТАР-ТАСС знаменитый боец...

Интервью с Федором Емельяненко

В интервью корреспондентам спортивной редакции ИТАР-ТАСС знаменитый боец смешанных единоборств, Федор Емельяненко, рассказал о самых запоминающихся поединках в карьере, проблемах ММА в России, заманчивом предложении UFC, самбо и Олимпиаде, тренировках в бомбоубежище, взаимоотношениях с братом, дедовщине в армии, литературных пристрастиях и многом другом.

О БОМБОУБЕЖИЩЕ, ПОЖАРАХ И ДЕДОВЩИНЕ



- Федор, расскажите, как начали заниматься самбо. Помните, как впервые пришли в зал?



- Конечно. Недавно с друзьями вспоминали. Моя мама была преподавателем в лицее. Я к ней частенько забегал. То ключ потеряю, то еще что-нибудь. Тренер по самбо, Василий Гаврилов, работал вместе с мамой. Он-то меня и заметил. Сказал маме: "Пусть приходит к нам. Сделаем из него спортсмена". Тренировки проводились в бомбоубежище. Ну, значит, пришел я, 11-летний. Помню, что пахло сыростью, потом. Доносились звуки падающих тел - ребята отрабатывали броски. Выглядываю из-за двери, слышу голос: "Федор, заходи!". Василий Иванович был строгим тренером. Но справедливым и очень общительным. Именно он заложил мне "базу". Под его руководством я тренировался один год. А потом он оставил спорт, передав нас Владимиру Михайловичу Воронову. Впрочем, соревнования Василий Иванович посещал, подбадривал нас.



- Что стало с бомбоубежищем?



- Давно там не был. Насколько я знаю, там и сейчас тренируются.



- Среди других ребят вы выделялись?



- Были ребята более одаренные. Но, как говорится, терпение и труд... В зал я приходил раньше всех, а уходил - позже всех. Очень хотел заниматься самбо.



- Правда ли, что ночевали в зале?



- Ну, как сказать... Сторожем я там работал /улыбается/. До армии еще.



- В армии, понятно, самбо не было.



- Не было. Зато была штанга. Каждый день я тягал "железо" и бегал кроссы.



- Ваш рекорд в жиме лежа?



- Наверное, килограмм 180.



- Где служили?



- Сначала в пожарной части - в Красногорском районе Московской области. Недалеко от усадьбы Архангельское. Было интересно.



- Пожары, значит, тушили?



- Да. И весьма серьезные пожары. Мы, молодые ребята, лезли в самое пекло. Бесшабашные были. И дачи мы тушили, и лес, и квартиры. Чего только не тушили. А потом меня отправили в танковую дивизию в Нижегородскую область.



- Дедовщина была?



- Была.



- Следовательно - навыки самбо пригодились?



- Со стороны старослужащих проблем не было. А вот среди моего призыва были задиры. Неприятные инциденты возникали. Силу я применял, только когда видел несправедливость по отношению к слабым, когда люди по-другому просто не понимали. А в повседневной жизни я никогда не дрался. В целом же со службой в армии у меня связаны самые приятные воспоминания.



- Армейские друзья остались?



- С некоторыми ребятами поддерживал отношения. Но в итоге жизнь нас развела.



О МИРКО ФИЛИПОВИЧЕ, АНТОНИО РОДРИГО НОГЕЙРЕ И БРОСКЕ КЕВИНА РЭНДЕЛЬМАНА



- Итак, вы демобилизовались...



- После армии полгода работал тренером, продолжал спортивную карьеру. Потом решил не распыляться, а сконцентрировался на выступлениях. Кстати, уже спустя 3 дня после увольнения из армии, я принял участие в чемпионате России по самбо. Занял третье место.



- В ММА как перешли?



- В конце 90-х - начале 2000-х наша страна переживала серьезные трудности. Соответственно были проблемы с финансированием спорта. Деньги на соревнования выделялись с трудом. У спортсменов было тяжелое положение. А у меня уже появилась семья, которую нужно было обеспечивать. Тогда, в 90-е, было много криминальных группировок. Многие самбисты в них ушли. Все это происходило на моих глазах. Но у меня не возникло желания к ним присоединиться. Я хотел жить честно, хотел выступать за Россию на международных состязаниях. И я решил попробовать себя в смешанных единоборствах. С промоутером RINGS меня познакомили ребята из Тулы. Пришлось часто ездить в этот город на сборы. Во время показательных выступлений в Екатеринбурге на меня обратили внимание руководители японской версии RINGS. Из 20 человек они выбрали нас с Суреном Балачинским - двукратным чемпионом мира по самбо. Меня пригласили в Японию. Я одержал две победы, а потом уступил Тсуеси Косаке из-за рассечения. Несмотря на поражение, японские организаторы дали мне шанс, так как видели, что проиграл я из-за травмы, а не из-за технической ошибки.



- Судья правильно поступил, остановив бой?



- Безусловно. Бровь раскрылась. Мне потом 11 швов наложили.



- Спустя пять лет вы Косаку все же победили.



- Да. Но снова пострадал - палец сломал об него /улыбается/.



- Сильно, значит, "дубасили"...



- ММА - жесткий вид спорта. Это понятно. Но я никогда не дрался с агрессией. А на различные острые реплики, которые некоторые бойцы порой себе позволяют, я внимания не обращаю. И своим близким говорю: "Не принимайте близко к сердцу". Это психологический прием, элемент шоу. Но поклонников нужно завоевывать не болтовней, а мастерством.



- Самый необычный соперник в вашей карьере?



- Отвечу, исходя из особенностей бойцовской техники. Я бы выделил всех бразильцев, владеющих джиу-джитсу. У них очень вязкий стиль, под который нужно подстраиваться. Как правило, бразильцы пытаются затащить в партер, а там - провести болевой прием. Бразильское джиу-джитсу славится на весь мир. Но наше самбо ничуть не хуже.



- Ваш самый запоминающийся бой?



- Выделил бы два: против Антонио Родриго Ногейры и Мирко Филиповича, или Кро Копа, как его еще называют. С Ногейрой я дрался трижды. А тогда, в середине 2000-х Ногейра был на пике формы. Он великолепный борец, и наши поединки проходили, в основном, в партере. С Филиповичем же я провел один поединок. Мирко - ударник, и состязались мы, по большей части, в стойке. Я считаю, что боец ММА должен бороться и боксировать одинаково хорошо.



- Победа над Рикардо Ароной - самая сложная в карьере?



- Не самая. С Сэмми Шилтом и Ногейрой, например, было непросто. А с Мирко тяжело было только в первом раунде - потом я почувствовал, что он надломлен. Сразившись с Ароной, я приобрел очень важный опыт. Я вышел на ринг, находясь в весьма посредственной форме, так как только-только переболел простудой. Был трудный и вязкий бой. Но мне удалось одержать победу.



- Поединок с Филиповичем - самый принципиальный? Он же нокаутировал вашего брата.



- Нет. Разумеется, я переживал, смотря, как Мирко побеждает Александра. Но я не рассматривал бой с Мирко, как месть.



- Во время боя, естественно. победного, чувствовали когда-нибудь, что еще чуть-чуть и потерпите поражение?



- Такого чувства не было, но опасные положения были. Так, весной 2007 года моим оппонентом был американец Мэтт Линдланд. Он поставил мне серьезное рассечение. Я почувствовал, что нужно срочно что-то делать. Ответственность была большая - поединок проходил в Санкт-Петербурге, в зале присутствовал Владимир Владимирович Путин. Слава Богу, мне удалось провести победный болевой прием. Также у меня был сложный бой с Кевином Рэндельманом.



- Тот самый, с суплексом?



- Да.



- Больно было?



- Нет. Абсолютно. Но в положение я попал неудачное. Сразу вспомнил, что учитель Рэндельмана, Марк Коулмен, находясь в этой же позиции, одолел Игоря Вовчанчина. Мне нужно было как можно быстрее выбираться. Слава Богу, получилось.



- Бой с Андреем Орловским закончился нокаутом. Он ошибся, бросившись коленом вперед?



- Ошибся, потому что во время прыжка не подумал о защите. Раскрылся.



- Вам нравится прозвище "Последний император"?



- Так меня прозвали в Японии. Но я всегда говорил, что последний император у нас один - царь-батюшка Николай II.



- С кем-нибудь из иностранных бойцов дружите?



- С Джошем Барнеттом.



- А с другими бойцами какие были отношения? Были ли враги?



- Со всеми - хорошие. Стараюсь ко всем относиться с добротой и пониманием. Считаю, что нужно относиться к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе. У меня ни с кем не было конфликтов. В том числе и с Мирко Филиповичем, хотя организаторы сделали все для того, чтобы мы не встретились с ним перед боем. Нас поселили в разных гостиницах, а в спорткомплексе, в котором мы тренировались, все устроили так, чтобы к врачу, а он у нас был один, мы ходили разными путями.



- Был ли боец, с которым очень бы хотели сразиться, но так и не сразились?



- Пожалуй, нет.



- Лучший боец мира на данный момент?



- Мне интересен чемпион ЮФС Кейн Веласкес. Разноплановый, думающий боец. Из любой неудобной ситуации может найти выход. Думающих бойцов вообще мало. Увы, особенно у нас, в России. Многие лезут в "рубку" - проверить, чья голова крепче. Как пример - последний бой Константина Глухова с Кенни Гарнером. Я знаю, что Костя может драться намного интереснее.



- А как вам Даниэль Кормье, которого называют "Черный Федор"?



- Тоже интересный боец. Но он еще полностью не раскрылся, у него все впереди.



- Джуниор дос Сантос?



- Очень хороший боец, но Веласкес мне нравится больше – он универсальнее.



- В России есть бойцы, которые могут стать такими же титулованными, как вы?



- Есть. Например, Саша Шлеменко талантливый парень, Виталик Минаков, Рашид Магомедов. Думаю, они уже доросли до топовых боев. Мне кажется, пришло время, чтобы они попробовали себя в поединках с лучшими бойцами ЮФС. Главное – не задирать нос.



- Чего бы вы им посоветовали?



- Чтобы не тренировались впустую. Можно "пахать", но не расти. Надо работать над своими минусами и превращать их в плюсы. К примеру, я до 23 лет вообще не занимался боксом. Только - борьбой. Но все-таки научился боксировать.

Источник:

#Емельяненко #интервью #самбо #ММА

Похожие статьи:

Рейтинг: 0 Голосов: 0 361 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!