Город Балашиха Московская область

Советская 143900 Россия, Московская область, Балашиха +79267800636

В двадцатом столетии советские солдаты принимали участие в более чем 25 локальных войнах и конфликтах.

В двадцатом столетии советские солдаты принимали участие в более чем 25 локальных войнах и конфликтах. В них, по самым скромным подсчетам, принимало участие около 2 млн. человек. Хочу рассказать вам, уважаемые читатели, об одной из таких неизвестных нам войн. Почти 50 лет назад первые советские солдаты ступили на землю Египта. В их числе были и наши земляки-балашихинцы. А один из них - Константин Попов даже стал Героем Советского Союза.
Немного об истории конфликта. В июне 1967 года израильские войска в ходе так называемой “шестидневной войны” нанесли сокрушительный удар египетской армии. Был занят весь Синайский полуостров, а в боях погибла практически вся новейшая бронетехника, поставленная Советским Союзом.
Египет был шокирован внезапным ударом. Но арабские лидеры винили в поражении не только своих генералов. Как ни странно, главным виновником они считали... СССР, поставлявший им оружие. Однако срочно прилетевший по такому случаю в Каир председатель президиума Верховного Совета Николай Подгорный отпарировал все обвинения. “Проблема не в том, что наши танки и самолеты плохие, — сказал он тогда, — а в том, что арабы оказались не в состоянии их использовать”.
Примерно то же самое повторил в беседе с президентом Сирии Хафезом Асадом и посол СССР в Ливии Асинев: “Мы поставили вам в громадных количествах такое оружие, о котором наши вьетнамские товарищи могут только мечтать. Однако вьетнамская армия, вооруженная намного хуже вас, успешно сражается с самой крупной империалистической державой мира”.
Тем не менее, несмотря на это, уже 11 июня 1967 года правительство Советского Союза заявило, что бесплатно возместит Египту все, что было потеряно в боях на Синайском полуострове. И уже к середине следующего года за счет поставок СССР египетские ВВС достигли своего предвоенного уровня. А в 1969 году численность танков была намного больше, чем на начало шестидневной войны.
Однако этого оказалось недостаточно. Нужно было подготовить специалистов по обслуживанию современной техники из числа египтян. Вот здесь–то и пригодились знания Константина Попова.
В ноябре 1969 года, то есть в самую пору зарождения нового арабо–израильского конфликта, Попов служил командиром зенитно–ракетного дивизиона, базировавшегося в Старой Руссе (Новгородская область). Тогда–то к ним в часть и приехал начальник отдела кадров армии ПВО. Константина Ильича вызвали на беседу к генералу. Сгоряча он спросил: “Во Вьетнам отправляете?”. На что немного смутившийся армейский чин уклончиво ответил: “В страну с жарким климатом”.
Уже в декабре 1969 года офицерам зенитно–ракетного полка объявили, что они поедут на войну. Но сначала все прошли медкомиссию. А 2 января 1970 года впервые прозвучало слово “Египет”.
Тем не менее сразу в арабскую страну ракетчики не попали, эшелон с техникой и офицерами прибыл на полигон Ашулук в Астраханскую область. Там же появились и первые офицеры и солдаты из Египта, которых нужно было учить всем основам обращения с зенитной боевой техникой. До обеда советские специалисты проводили с ними учения, а после... ремонтировали раскуроченную технику. Египтяне были плохими учениками.
Все это продолжалось до конца января, пока в учебный центр не нагрянула делегация из главного штаба Войск ПВО. Ознакомившись со знаниями арабских воинов, генералы, видимо, пришли в ужас. И тотчас Попову было отдано распоряжение: “Вы сами едете воевать...”
Из Ашулука зенитчиков переправили в украинский порт Николаев. Там им выдали гражданскую одежду и... туристические “путевки”. Вместе с техникой “туристов” (а их набралось три дивизиона) разместили в трюме сухогруза, настрого запретив высовываться по дороге. 8 марта 1970 года “Георгий Чичерин” взял курс на Босфор, а уже 11 — прибыл в египетский порт Александрию. За ночь зенитчики разгрузились, перекрасили установки в песочный цвет и переоделись в египетскую форму. Так они стали военнослужащими армии Арабской Республики Египет. Всего же в ходе секретной операции “Кавказ” через эту страну прошло не менее 50 тысяч советских специалистов.
А тем временем необъявленная война была в самом разгаре. Еще начиная с июля 1969 года ВВС Израиля начали бомбить египетские города, а над Суэцким каналом почти каждый день шли воздушные бои. Несмотря на новейшие советские самолеты и системы ПВО, египтяне несли существенные потери. Так, за весь 1969 год Египет потерял 48 самолетов, в то время как Израиль только пять.
Все это говорило о том, что вояки египтяне никакие. Дело дошло до того, что израильские десантники высадились на острове Шадуан, расположенном на выходе из Суэцкого залива, перебили охрану и увезли с собой новейшую советскую радарную установку.
В конце 1969 года президент Египта Насер приехал в Москву. Он долго беседовал с Брежневым и Гречко, упрекая их в плохом качестве поставляемой техники. Но в то же время просил срочно ввести в Египет советские войска. На это он получил согласие. Вот тогда–то в середине февраля в Каир прибыли первые 1,5 тысячи воинов из СССР, а через месяц здесь появился со своим дивизионом Константин Попов. Вскоре “ограниченный контингент” достиг 20 тысяч человек. Это, кстати, всего в два раза меньше, чем нынешняя группировка российских войск в Чечне.
Возглавил советскую группировку в Египте главный советник, крупный специалист в области ПВО, генерал Окунев. Тогда же система египетской противовоздушной обороны была разделена на три зоны. Ее обеспечивали 270 ракетных комплексов, 450 самолетов и сеть радарных установок. Практически все ракетные системы обслуживали советские специалисты. Они же сели и за штурвалы новейших “Мигов” и “Су”.
Это незамедлительно дало результат. И уже с весны 1970 года в арабо–израильском конфликте наметился перелом. Опасаясь столкновения с советскими летчиками, израильтяне прекратили налеты на Каир и Александрию. Но воздушные бои над Суэцем продолжались. Однако теперь все чаще сбивались и самолеты Израиля.
30 июня 1970 года произошло то, во что долго не могли поверить американские военные. Новейший “Фантом” был сбит российской ракетой С-125. Отличился тогда дивизион капитана Маляуки. До этого “Фантомы” считались недосягаемыми для систем ПВО. Превосходная бортовая электроника и система опознания позволяла ему засекать сигнал радара и маневрировать. Вот почему та победа была так грандиозна. Говорят, что министр обороны Гречко даже заявил о том, что сбивший первый “Фантом” зенитчик получит Героя. Но тот капитан Золотую Звезду так и не получил...
Дальше–больше, 3 августа 1970 года наши ракетчики нанесли израильским ВВС, пожалуй, самые ощутимые удары за всю войну, сбив за один день пять самолетов. Отличился тогда и дивизион Попова.
А в конце августа 1970 года на позиции пришло радостное известие. Главный военный советник в Египте генерал Катышкин лично позвонил подполковнику Константину Попову и сообщил ему о том, что он теперь — Герой Советского Союза. Так был отмечен профессионализм нашего земляка.
Зенитно–ракетный дивизион под командованием Героя пробыл на позициях аж до 9 марта 1971 года. А всего Попов пробыл на той войне ровно 366 дней. Потом пришла замена, а первые советские “египтяне” отправились домой на теплоходе “Иван Франко”.
Встречали их, правда, не совсем радостно. Для начала сутки продержали в Севастополе в каком–то подвале. Даже в столовую водили под конвоем. А затем отправили домой — в Старую Руссу. Здесь с них взяли подписку о неразглашении, хотя все знали, где они были. “Забудьте об этом навсегда — этой войны никогда не было”, — говорили им.
Тем не менее война в Египте с участием советских специалистов продолжалась вплоть до 1973 года. Кроме Попова, в ней участвовали и другие балашихинцы. Вот, в частности, что вспоминает еще один наш земляк Владимир Белоусов.
— С марта 70-го по март 71-го в звании майора я командовал бригадой зенитно-ракетного комплекса С-125 в Египте. Мы занимали оборону в районе пирамид Хеопса, это район Гизы в старом Каире. Израильская авиация вела налеты с того направления. Приходилось жарко. Израильские летчики воевали храбрее и искуснее американских. Во Вьетнаме я тоже повоевал, есть с чем сравнивать. Но и мы были, что называется, не промах, двоим офицерам из моей бригады присвоили звание Героя Советского Союза.
А затем наступило охлаждение взаимоотношений между правительствами обоих государств. Хотя и на бытовом уровне все было не так просто. Замкнутые и немногословные советские советники с их коротко стриженными прямыми волосами и чисто выбритыми лицами казались темпераментным арабам слишком холодными и надменными. К тому же русские жили отдельными колониями, расположенными в охраняемых кварталах, и выходили в город только группами.
Дело осложнялось еще и тем, что многие советские офицеры не понимали, что они делают здесь, кого защищают.
Но особенно натянутыми отношения стали после приезда в Каир лидера соседней Ливии Муамара Каддафи. Он заявил президенту Египта Садату, что египтяне стали гостями в своей собственной стране, поскольку настоящие хозяева здесь русские. Масла в огонь подлил и Лондонский институт стратегических исследований, объявивший в конце 1971 года о том, что “Египет практически превратился в протекторат Советского Союза”.
Чтобы лично убедиться в этом, Каддафи предложил Садату посетить любой советский объект. Тогда главы двух стран направились в Мерса–Матрух. Тут и выяснилось, что они не могут попасть на базу, так как охрана не согласилась их пропустить. В итоге в 1972 году всего за неделю многочисленный советский контингент отправился на родину. Хотя часть советников все же продолжала работу вплоть до 1973 года, а затем наши корабли провели разминирование Суэцкого канала, уже по международному мандату ООН. На этом военное сотрудничество СССР и Египта было закончено.
По официальным данным, высоких правительственных наград за войну в Египте были удостоены 166 человек. За время боевых действий (с апреля 1962 по апрель 1974 года) здесь погибли или умерли десятки советских военнослужащих.
В 1989 году в Советском Союзе был создан совет ветеранов боевых действий в Египте. В настоящее время он объединяет более 700 человек, в том числе и несколько десятков балашихинцев.
В 1978 году Константин Попов уволился в запас в звании полковника. Жил и работал в Балашихе, возглавлял Совет ветеранов войны в Египте, являлся вице-президентом Межрегиональной общественной организации воинов-интернационалистов Всероссийского общественного движения ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство». Материалы о нём представлены в музее войск ПВО в микрорайоне Заря. Награждён орденами Ленина, Отечественной войны I степени, медалями, в том числе "За победу над Германией", а также египетскими медалями "Воинский долг" I и II степени». Умер Герой 19 февраля 2015 года. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве. В селе Новая Усмань (Воронежская область) установлен бюст Героя.

Похожие статьи:

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!